Правило хэппи энда

Что такое хэппи-энд? – База ответов на любые вопросы

Вера в счастливое разрешение ситуации является естественной составляющей существования человечества.

Каждому из нас хочется, чтобы финал любой истории (реальной или вымышленной) был позитивным, поэтому хорошая концовка, или хэппи-энд, в кинематографических и литературных произведениях считается наиболее удачным завершением приключений героев. Что такое хэппи-энд? Что понимают под этим словом?

Что означает слово «хэппи-энд»?

Хэппи-энд является англицизмом, то есть устойчивым заимствованием из английского языка. Понятие происходит от словосочетания happy ending, которое переводится как «счастливая развязка». История появления термина связана с американской кинематографией, а точнее – с ее тенденцией заканчивать фильмы удачным решением проблем для главных героев.

До внедрения понятия в лексикон для обозначения успешного завершения применялось выражение «счастливое гриффитовское спасение» – от имени режиссера Дэвида Гриффита, чьи фильмы всегда имели хороший финал.

В народе хэппи-энд восходит к фольклорным традициям.

Победа главного героя над злом и награда в виде принцессы и полцарства в придачу (или других благ) является одним из наиболее распространенных финалов в легендах и сказках.

В современном значении хэппи-энд приобрел элементы медийности и коммерческую составляющую. Иными словами, в сказках хороший конец является данью традициям, а в кинематографе – презентацией неких социальных, религиозных либо культурных норм.

Хэппи-энд в конце фильма, книги, пьесы и других произведений подразумевает удачное окончание перипетий для добрых героев и неудачное для отрицательных персонажей. Одним из самых известных предшественников хэппи-энда является счастливый исход в античных комедиях.

Использование хорошего финала в древние времена выступало противопоставлением трагедии и становилось источником прекрасного настроения публики.

Нужно отметить, что не все произведения логично заканчивать хэппи-эндом. Если в мелодрамах, вестернах или детективах удачное завершение является наиболее приемлемым вариантом, то в трагедиях оно не положено по определению.

Не используется хэппи-энд и в таком жанре, как биографическая кинематография, так как жизнь всегда заканчивается смертью.

Что такое хэппи-энд в кинофильмах?

Любой кинофильм – это повествование. Часто одни и те же истории повторяются в разных картинах. Между тем, зритель снова и снова смотрит ленты с похожим сюжетом, даже в том случае, если исход можно предугадать. Секрет этого феномена кроется в том, что людей, прежде всего, привлекает не новизна, а возможность получить в итоге долгожданное вознаграждение.

Наблюдая за похождениями героев, сопереживая им в проблемах и горестях, в конце фильма зритель получает своеобразную эмоциональную разрядку, то есть после всех переживаний может «вздохнуть спокойно».

По мнению психологов, популярность кинокартин с хэппи-эндом кроется в некоторых базовых нормах, принятых в обществе.

Например, в мюзиклах и мелодрамах герои выполняют определенные действия, остаются честными и добрыми, а в итоге обретают награду.

То есть воображаемый мир существует согласно общепринятым представлениям о правильном поведении, которое непременно вознаграждается всяческими благами – любовью, деньгами, высоким социальным статусом.

Что такое хэппи-энд в сериалах?

В сериалах к хэппи-энду несколько иной подход. В связи с тем, что подобные кинокартины имеют множество серий, исход перипетий героев предсказать достаточно сложно. К тому же, на протяжении всего фильма отдельные серии могут заканчиваться удачно, а в целом картина завершается плохим финалом, подразумевающим продолжение приключений.

Съемка сериалов требует высокого мастерства, поскольку для совмещения серийности и хэппи-энда режиссерам и сценаристам необходимо умение сохранять интригу до следующих серий.

Источник: http://www.mnogo-otvetov.ru/dosug/chto-takoe-xeppi-end/

Фильм Хэппи-энд (2017): описание, содержание, интересные факты и многое другое о фильме

Happy End

РежиссерМихаэль ХанекеАктерыИзабель Юппер, Матьё Кассовиц, Жан-Луи Трентиньян, Хассам ГансиФильм рассказывает о 80-летнем Жорже Лоране. Он – глава буржуазной семьи, которого все больше поглощает деменция. Жорж живет в роскошной усадьбе в Кале вместе со своим дважды женатым сыном Томасом и дочерью-трудоголиком Анной, которая взяла на себя строительный бизнес их семьи.

Разведенной Анне приходиться разбираться с последствиями ужасного несчастного случая, произошедшего на производстве по вине ее нерадивого сына Пьера. В это же время бывшую жену Томаса госпитализируют после подозрительного отравления, в результате ее вздорная 13-летняя дочь Ева вынуждена какое-то время пожить с отцом и его новой женой.

Несомненно, у каждого из членов семьи Лоран есть свой скелет в шкафу, и вскоре их тайны начнут всплывать на поверхность.ПродюсерМаргарет МенегосСценаристМихаэль Ханеке

  • Это пятый проект, в котором вместе поработали режиссер Михаэль Ханеке и актриса Изабель Юппер. Первые четыре были: «Люмьер и компания» (1995), «Пианистка» (2001), «Время волков» (2002) и «Любовь» (2012).
  • Предыдущий фильм Михаэля Ханеке «Так поступают все» вышел в 2013 году. Это самый длинный перерыв между картинами за всю карьеру режиссера.
  • Хотя Жан-Луи Трентиньян еще в 2003 году завершил свою актерскую карьеру, он продолжает появляться на экране, но только в фильмах, режиссером которых является Маихаэль Ханеке. Трентиньян считает Ханеке лучшим режиссером среди ныне живущих и готов сниматься в любых его работах. В свою очередь для Ханеке Трентиньян является одним из самых любимых актеров наряду с Марлоном Брандо.
  • Ранее Жан-Луи Трентиньян и Изабель Юппер уже играли отца и дочь в другом фильме Михаэля Ханеке – «Любовь» (2012).
  • Джордж, персонаж Жана-Луи Трентиньяна, рассказывает своей внучке, что четыре года назад он задушил жену, чтобы избавить ее от страданий. В фильме «Любовь» (2012) Михаэля Ханеке, Трентиньян также сыграл мужчину, задушившего свою неизлечимо больную жену подушкой, чтобы избавить ее от страданий.
  • Персонаж Франца Роговского был полностью переозвучен для театрального релиза, и во многих сценах в оригинальной языковой версии фильма это очень заметно.
  • Во время сцены на пляже с Томасом и Евой можно заметить, как некоторые прохожие на фоне наблюдают за съемочным процессом.

Осторожно, текст может содержать спойлеры!

В начале фильма показывают видеоролики, тайно снятые на смартфон девочкой-подростком Евой Лоран. В этих роликах показана мать Евы, а также говорится о том, что он черствая и эгоистичная. В последнем видео мать Евы лежит без сознания, а сама Ева признается в том, что это она отравила ее успокоительными средствами.

Далее показывается произошедшая на строительной площадке авария. Строительная компания, на чьей площадке произошел инцидент, принадлежит Анне Лоран – тете Евы.

Тем временем Анна обедает со своим отцом Жоржем Лораном, страдающим от деменции, а также с ее сыном Пьером, у которого есть явные проблемы с алкоголем, братом Томасом Лораном и его женой Анаис.

Они живут вместе в одном особняке в городе Кале.

В результате аварии один из работников получает серьезные повреждения. И велика вероятность того, что он скончается от этих травм. Пьер отправляется в пригород, там на него накидывается молодой парень – сын получившего травму работника со строительной площадки. После случившегося Пьер покидает особняк и селится в пустой квартире.

В этой квартире его находит Анна. У них происходит ссора. Анна спрашивает Пьера о причинах, по которым о начал пить, обвиняя его в несерьезном отношении к его работе в строительной компании.

Она также говорит, что если бы он обратился в полицию после избиения, то у них было бы больше шансов выиграть правовой спор с семьей пострадавшего сотрудника.

Вместе с адвокатом Анна пытается поговорить с семьей получившего травму сотрудника. Она предлагает им деньги и просит не доводить дело до суда, угрожая выдвинуть против них обвинения в нападении на ее сына Пьера. Позже Пьер пытается опозорить свою мать – во время большой вечеринки в их особняке он перед всеми гостями называет одну из домработниц рабыней.

Читайте также:  Мысли человека материальны!

После того, как мама Евы впадает в кому из-за отравления, все родственники думают, что это была попытка самоубийства. Еву же забирает к себе Томас, ее отец, с которым она долгое время практически не общалась.

Во время поездки на пляж она подслушивает телефонный разговор отца с некой женщиной. Затем она влезает в его компьютер и находит множество переписок, указывающих на то, что у Томаса садомазохистские отношения с женщиной-музыкантом.

Ева пытается покончить с собой, приняв большое количество успокоительных таблеток, но в итоге выживает. Отец спрашивает у нее в больнице, зачем она это сделала. Она рассказывает ему, что знает о его романе, и обвиняет его в том, что он не способен никого любить – ни ее мать, ни Анаис, ни ее.

Это заявление шокирует Томаса, и он даже не находит слов, чтобы что-то ответить Еве. Спустя некоторое время мать Евы умирает от отравления.

Жорж Лоран, подавленный развитием у него деменции, ранее уже пытался покончить с собой. Поздно вечером он садится в машину и уезжает. Пытаясь вновь совершить самоубийство, он врезается в дерево.

Получив множественные переломы, он оказывается привязан к инвалидному креслу. Жорж обращается к своему парикмахеру, с которым он давно знаком, с просьбой помочь ему заполучить пистолет или же медикаменты для очередной попытки суицида.

Парикмахер отказывается помогать ему в этом.

Томас просит Жоржа поговорить с Евой. Жорж спрашивает ее, зачем она приняла таблетки. Она не отвечает ему на вопрос, однако рассказывает историю. Когда она была еще маленькой, ее отец бросил ее маму. После этого Еву отправили в оздоровительный лагерь для детей, где ей назначили успокоительные.

Она не принимала лекарства сама, а подсыпала их другой девочке в лагере, которая ей не нравилась. Когда сотрудники лагеря разобрались в том, что произошло, они отправили Еву домой. Жорж спрашивает Еву, сожалеет ли она о содеянном. И она отвечает, что сожалеет.

Жорж показывает Еве фотографии своей жены и рассказывает, что однажды она серьезно заболела и так ужасно страдала, что он не выдержал и задушил ее.

В честь помолвки Анны устраивают большую вечеринку в ресторане на пляже. Сильно опоздав, на вечеринку заявляется Пьер с несколькими беженцами. Пьер начинает представлять беженцев гостям. Чтобы остановить его Анна ломает ему палец. В это же время Жорж просит Еву вывезти его на инвалидном кресле на улицу. Им удается покинуть вечеринку незамеченными.

На берегу Жорж просит Еву столкнуть его в море. Они подходят к воде, и Жорж сам заезжает на кресле в воду по шею. Ева начинает снимать на телефон, как ее дедушка пытается покончить с собой. Жоржу удается почти полностью погрузиться в воду, но тут к нему на помощь бросаются Пьер и Анна.

Анну крайне шокирует поведение Евы, и последнее, что попадает на видео, которое Ева снимает на телефон, это ее недоуменный взгляд.

  • «– Я врезался в дерево и был слишком глуп, чтобы сделать это правильно. – Но мне сказали, что это был несчастный случай… – Да. Ничего не вышло». Будучи знакомой с работами известного творца европейского арт-хауса Михаэля Ханеке, не могла не заинтересоваться его новым кинофильмом – французской драмой с основной программы Каннского кинофестиваля 2017 года с названием «Хэппи-энд»… Читать далее
  • Оказалось действительно полезным и даже важным познакомиться с ранними фильмами Михаэля Ханеке, прежде чем посмотреть его последнюю ленту «Хэппи-энд», которая, конечно же, является обманчивой по названию, хотя можно посчитать, что всё заканчивается не столь трагично, как могло бы быть… Читать далее

Источник: https://www.ivi.tv/watch/172369/description

После хэппи энда

– Нет! Нет! Ни за что! – упиралась она, слыша крики ликующей толпы.

– Страна должна знать своих героев! – бескомпромиссным тоном изрёк принц-регент и вытолкнул её на балкон, где на неё устремились тысячи глаз людей на площади, бурно встретивших её появление.

Чувствуя себя жутко неловко, она повернулась и встретилась глазами с соседом. Он тоже обернулся, полюбопытствовать, кто ещё появился на балконе.

– Ты? – его глаза расширились от удивления. – Что ты здесь делаешь?

– Машина готова, – принц-регент подошёл к ним. – Скоро вы будете дома, в своём мире.

Дом поприветствовал их пустыми улочками шести утра. Всё закончилось.

– Подожди! – ухватил он её за руку, когда она уже садилась в маршрутку. – Я даже твоего телефона не знаю! Как я тебя найду?

– Захочешь – найдёшь, – просверлила она его обиженными глазами. – Вопросы приведут тебя.

Вопросов действительно было много. Произошедшее означало полный пересмотр того, что было в прошлом. Получается, что всё это время она была с ним…

Уже через три дня он ждал её на выходе из университета.

– Нам надо поговорить, – тон был более чем бескомпромиссный.

Обиженный взгляд человека, желающего разобраться, прожигал её насквозь. Тяжело осознавать себя облапошенным. Впрочем, у неё тоже были причины обижаться.

– Значит, загадочным одиннадцатым пилотом была ты, – обида просто рвалась наружу.

– Меха могут управлять только люди с Земли. Тебе следовало раньше догадаться.

– Когда ты вернулась? – обстановка царила как на допросе.

– Три дня спустя, – её спокойная интонация вдруг сменилась яростью. – Это единственное, что тебя волнует?

Он сделал вид, что вопроса не заметил.

– На Земле нет машины перемещения между мирами. Тебе кто-то помог?

– Принц-регент вернулся за мной, – её интонация вновь была спокойной. – Он в отличие от тебя не вешает на людей ярлыки из-за одной ошибки и всегда даёт шанс!

– Это было решением всего совета!

– Это было ТВОЁ решение! – выпалила она.

– И ты укрывалась у него всё это время?

– Во дворце и на базе много мест, где можно укрыться, – едва сдерживаясь, чтобы не сорваться, произнесла она. Но потом… – Знаешь, ты настоящий, абсолютный идиот! Ты даже не понял, что это я, когда…, когда…, – она встретилась с ним глазами и осеклась.

Он непонимающе и поражённо посмотрел на неё, пытаясь понять или интуитивно догадываясь, на что она намекает…

– По-моему, с тобой бесполезно говорить. Я ухожу, – она поднялась и достала кошелёк. – Вот моя плата за кофе, – и покинула кафе. – Целуешься ты лучше, чем соображаешь, – фраза вылетела абсолютно неосознанно.

– Стой! – он почти молниеносно сорвался следом и застал её уже на улице. – Подожди! Ты не можешь знать, как я целуюсь, ведь мы с тобой ни разу не…

… Незнакомка в фиолетовом…

– Дважды, – она показала цифру два на пальцах. – Мы с тобой целовались дважды.

– Не может быть! – горячо возразил он.

– Первый раз по твоей инициативе, второй раз – по моей собственной.

– На Валарии я целовался всего один раз и это был бал в честь принца-регента, …

– Могу я узнать твоё имя? – он последовал за незнакомкой к выходу.

– Не можешь, – обаятельно-загадочно улыбнулась она.

– Проводить?

– Это тоже вряд ли, – разбивать его сердце с такой медовой интонацией…

– Увидеться ещё раз?

– Невозможно, – шансы таяли на глазах.

– Тогда это от меня…, – он притянул её к себе и запечатлел на губах долгий поцелуй, – на память…

Читайте также:  Связь чакр и планет: аджна-чакра

Только когда она исчезла, он понял, что весь вечер находился в опьянении из-за гремучей смеси обаяния незнакомки и чувства «дежа вю», не оставлявшее его не на секунду.

– ….а незнакомкой в маске была… ты?

– Второй раз ты был при смерти и мне терять было нечего.

Ему потребовалось еще несколько секунд, чтобы отыскать в закоулках памяти нужный отрывок, после чего он посмотрел на неё шокированными и ошарашенными глазами.

– Я думал, это был сон…, – всё ещё не веря, произнёс он.

– И что тебе снилось?

– Что меня, полуживого, кто-то вытащил с поля боя…

Источник: https://litnet.com/ru/reader/posle-heppi-enda-b22444

«Хэппи-энд придумали для того, чтобы люди уходили из кинотеатра с надеждой»

В эксклюзивном интервью Business FM режиссер и продюсер Джаник Файзиев рассказал о последних тенденциях в отечественной киноиндустрии, а также о том, как санкции отразились на российском кино

Джаник Файзиев. Фото: Надежда Загрецкая

Кинорежиссер и продюсер Джаник Файзиев, участвовавший в самых успешных с финансовой точки зрения проектах, в эксклюзивном интервью Business FM рассказал об ощущении кризиса, которое присутствует в культуре и кино.

С режиссером беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Джаник Файзиев: Не устала наша аудитория от слова «кризис»?

Мне кажется, пока нет, потому что кино, культура, рекламный рынок, а следовательно, и медиа — словом, очень высоких этажей надстройка раньше других это замечает. Поэтому мы должны об этом рассказать.

Джаник Файзиев: Это правда. Я не думаю, что кризис — вещь, одинаково ощущаемая всеми, поэтому в этом смысле я не думаю, что я много расскажу чего-то, чего вы еще не знаете. Могу только надеяться, что информация, которая касается телесериалов и кинопроизводства, которыми я занимаюсь…

Хотя я еще занимаюсь продюсированием телевизионных программ, поэтому, наверное, я чуть шире смогу рассказать про то, что происходит сейчас и в этой части индустрии. В этом смысле не могу сказать, что мы так остро ощущаем, что кризис начался, мы сейчас подпоясались, и нам стало нехорошо.

Скорее, мы живем неким предчувствием того, что произойдет, и неким ожиданием того, как дальше жизнь развернется. Единственное, что я точно могу вам рассказать, я сейчас продюсирую сериал «Мурка». Действие происходит в 1922 году.

Поскольку в 1922 году начался НЭП и общество разделилось на два лагеря: это были очень богатые и очень бедные люди, и чтобы эту разницу подчеркнуть, нам нужен такой грим, чтобы бедных людей «пачкать». Это же человек, актер, его же не будешь грязью пачкать. Существует специальный грим.

Дорогая грязь.

Джаник Файзиев: Не то чтобы дорогая, но она стоит денег, и это специальная «грязь», она гипоаллергенная и так далее, все, что положено, чтобы не делать плохо артисту. Производится эта грязь в Европе и Америке.

Мы сунулись в магазин, где мы обычно покупали этот грим, а его не оказалось в наличии. Нам объясняют, что его нет по санкциям, а снимать надо.

И тогда мне пришлось просить своих друзей, кто ездил в Америку, кто в этот момент был где-то в Европе, и нам по баночке-две мои коллеги привозили эту грязь, которую мы использовали для производства сериала. Если это влияние кризиса…

Я думаю, это все-таки мелочи, которые как раз можно пережить. Все-таки самое главное — это бюджеты, которые выделяются телевидением, спонсорами на съемки кино, телевизионной продукции.

Джаник Файзиев: Что касается бюджетов, это разговор будущего. Вы приходите с контрактом или сценарием на канал, и на канале вам говорят, этот сценарий тянет на такую-то сумму и, условно говоря, сегодня мы ее дать вам можем, а завтра мы ее уже дать вам не сможем.

А поскольку все живут завтрашним днем, каналы, безусловно, в ожидании неопределенности или очередной волны кризиса, и они, естественно, пытаются договориться сейчас со всеми производителями о том, чтобы сократить производственные бюджеты. На сколько — толком никто сказать не может, но поэтому, на всякий случай, устанавливается планка. Зависит от размера канала и от его бюджета.

Они говорят о том, что процентов на 30-40, наверное, надо будет сокращать производственный бюджет сериалов и фильмов.

Если перевести это в простую гуманитарную плоскость, мы знаем, что есть звезды, которым нет смысла беспокоиться за свой завтрашний день, а есть огромное количество актеров, операторов, художников, сценаристов. Они ощущают кожей, что их ждут трудные времена?

Джаник Файзиев: Мы же с вами страна, которая никогда не начинала жить хорошо, мы все только ждем, когда мы начнем жить хорошо.

Более того, очень много людей в нашем бизнесе живут в эмоциональном мире, и, как правило, люди, даже если они читают газеты, и там написано «кризис», они не всегда это ассоциируют с собой.

Поэтому очень многим своим коллегам и друзьям и известным артистам я пытаюсь объяснять, что времена могут измениться, и то, что считалось твоей сегодня ставкой, как это у нас называется, может завтра оказаться серьезным препятствием тому, что ты не получишь работу.

Поэтому приготовь себя к тому, что, если тебе нравится сценарий, если тебе нравится режиссер, если тебе нравится канал, на котором этот сценарий запускается, приготовь себя к тому, что тебе придется опять начать работать ради искусства, ради работы, если только не хочешь выпасть из обоймы.

Я не могу не припомнить Голливуд 30-х годов, когда именно Великая депрессия породила взрыв в кинематографе, последствия которого мы до сих пор ощущаем в позитивном смысле. Так у нас быть не может?

Джаник Файзиев: Я не знаю, не могу вам сказать определенно. Дело в том, что все равно в отличие от Голливуда наши продюсеры пока опосредованно общаются с аудиторией, и наши кинодеятели не очень умеют улавливать изменяющиеся настроения аудитории. А главное, что большая их часть считает, что задача художника — это высокие идеи, некая пропаганда гуманизма…

Русская культура не для масс.

Джаник Файзиев: Или так можно сказать. А 30-е годы породили интертеймент, в 30-е годы был придуман хэппи-энд.

Как расшевелить сентиментальные чувства: если люди не могли в реальной жизни найти удовольствия, то они находили их на экране. Отсюда возникла прекрасная массовая культура, от которой высокий русский художник старается держаться подальше.

Джаник Файзиев: Совершенно верно. Я вообще считаю, что изобретение хэппи-энда сродни изобретению колеса, потому что хэппи-энд был придуман в 30-е годы для того, чтобы люди уходили из кинотеатра с надеждой.

Фильм «Левиафан» — образец утонченной немассовой культуры, выдвинут на «Оскар» с российской стороны.

И продюсеры фильма «Горько!», наверное, самого успешного в прошедшем году с финансовой точки зрения, выразили протест, потому что их фильм как раз тот самый массовый, народный, где люди смеются, видят себя и видят себя с хорошей стороны, какими бы плохими они ни были, в конце концов они оказываются хорошими. В этом споре кого вы бы поддержали?

Джаник Файзиев: Если я правильно понимаю, претензия продюсеров фильма «Горько!» к оскаровскому комитету заключалась в том, что они нарушили процедуру выдвижения.

Это по процедуре, а по смыслу? Это был неожиданно выстреливший народный фильм. А «Левиафан» — пример совсем другого искусства. Не будем оспаривать ни в коей мере его достоинства, но это не Канны и не Венеция.

Джаник Файзиев: В то же время «Оскар» не всегда поддерживает прямые зрительские фильмы. Условно говоря, «Аватар» не получил «Оскара» и даже не был номинирован.

Читайте также:  Как защитить дом от завистливых людей магическими способами?

Тем не менее, авторское кино там тоже не выигрывает.

Джаник Файзиев: Это правда. Но оно там бывает разным, в частности, лучший фильм в категории «Зарубежное кино» — это, как правило, авторское кино. Это во времена «Москвы слезам не верит» они почему-то увидели в этом простую, душевную историю и решили ее наградить.

Своего образца.

Джаник Файзиев: Лучшего образца. Но это было тогда еще близко к золотым годам Голливуда, поэтому они на это среагировали. Мне трудно сказать.

Я не верю, что американская аудитория что-то поймет в фильме «Горько!», я думаю, что таких фильмов там снимается много, но поскольку это классическая зона «cultural misunderstanding», для них это будет просто набор веселых картинок из home video, из домашней библиотеки.

Я, к сожалению, не видел фильм «Левиафан», поэтому не могу судить о его достоинствах. Поэтому в этом споре не могу быть третейским судьей, но даже если бы я видел фильм, то я бы не взялся судить за членов киноакадемии, какое кино бы им больше понравилось.

Вернемся к вашей мысли по поводу авторского и массового кино, особенно в условиях непростых времен.

Джаник Файзиев:Я в этом смысле занимаю довольно радикальную позицию: я считаю, что авторское кино может существовать только при очень развитом зрительском кино, потому что кино — это невероятно дорогое удовольствие, будь то телесериал или кинопроизведение. Это невероятно дорогая область человеческой деятельности, особенно сегодня.

Поскольку авторское кино априори не приносит денег, оно является некой лабораторией. Лаборатория всегда может существовать при производстве: когда у вас остаются какие-то деньги на то, чтобы позволить себе искать новые пути, искать тупиковые пути, считать, что отрицательный результат — тоже результат. Такая научная деятельность.

Но поскольку эта самая научная деятельность со словами «отрицательный результат — тоже результат» превратилась в большей части в имитацию, а сегодня, имея современную технику, довольно легко имитировать приемы авторского кино. Стоят два человека у окна и курят, и сколько они могут там курить — автор так видит.

Никаких критериев, что надо было давно отрезать и перейти в следующий сюжет, никаких критериев нет. Не понимаешь — значит, ты не тонкий, ты не чувствуешь. Я в этом смысле всех призываю вспомнить сказку про голого короля. Если тебе не нравится, надо так и сказать, мне это не нравится.

И это вовсе не означает, что ты не тонкий, не умный, не глубокий. Просто скучно и плохо.

Самая большая трагедия российского кинематографа в том, что он на 80 процентов так и не стал самоокупаемым. И именно поэтому сейчас полная зависимость от спонсоров — будь то государственные спонсоры, коммерческие спонсоры. Времена становятся все более трудными, и у спонсоров лишних денег больше нет. Какие-то примеры таких явлений уже есть?

Джаник Файзиев:Мне как-то не везет: у меня вообще со спонсорами беда. Может быть, потому что я никогда не обещаю золотых водопадов и никогда не говорю, что «Оскар» наш, что мы на сцене в Каннах будем стоять. Я всегда очень честно говорю всю финансовую модель и всегда объясняю, что кино — это одна из самых высокорисковых зон.

А люди, которые надеются, что они, дав деньги, начнут рулить процессом, видимо, поговорив со мной, понимают, что особо порулить-то я им и не дам. И дальше человек думает, зачем ему давать какое-то количество денег, чтобы еще было неизвестно, вернет он их мне или нет, а еще порулить и покомандовать мне не даст.

Поэтому мне в этом смысле никогда не везло, но иногда меня зовут какие-то состоятельные люди, приглашают на беседу, щупают почву.

Я по разговорам с ними понимаю, что огромное количество людей, которые прибегали к ним до меня, практически создали уже этот миф о том, что кино заниматься не надо, там одни сумасшедшие, пообещают и не вернут, уйдут, и ты потом их будешь искать как ветер в поле.

К сожалению, это так, потому что людей, которые в состоянии правильно распорядиться деньгами и вернуть продукт… Пусть даже этот продукт не принесет деньги сегодня, но с течением времени, если это успешный фильм или сериал, он работает длинное время. Я думаю, так можно было бы ситуацию отладить, но уже, к сожалению, поздно.

Я позволю себе рассказать забавную историю, которая иллюстрирует непростую жизнь продюсеров. Ее рассказывал в своем кругу президент РЖД Владимир Якунин.

РЖД выдало хороший бюджет на вполне успешный фильм «Край» Алексея Учителя — не настолько с финансовой точки зрения успешный, сколько с точки зрения культурного результата. Он рассказывал, что с тех пор обращений очень много.

Например, сценарная заявка: «В фильме главным действующим лицом станет железная дорога». Покажут сценарий — оказывается сценарий «Анны Карениной».

Джаник Файзиев:Как говорил Остап Бендер, «кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень». Так и есть: железная дорога убила главную героиню.

Это говорит о том, что спонсора найти очень трудно. Съемки замрут?

Джаник Файзиев:Есть, слава богу, Фонд кино, который поддерживает кино, и даже Минкульт, который как-то пытается поддерживать продюсеров сериалов. Они добавляют нам на определенные проекты немного денег.

Поэтому есть надежда, что какое-то кино все-таки будет продолжать сниматься. Самое главное — тенденция. Вы упомянули продюсеров кинофильма «Горько!».

Сейчас появляется плеяда людей, которые пытаются изучать рынок, спрос аудитории и пытаются соответствовать интересам аудитории, чтобы делать продукт, который будет покупаться.

Прошедшие полгода в корне изменили тему дискуссий на каждой российской кухне, а уж среди интеллигенции — тем более. Многие сценарии, которые были написаны до, могут совершенно иначе выглядеть сейчас. Мне рассказывали о том, что собирались снимать фильм про оборону Севастополя 1853 года до всех этих событий. Кстати, события помогают начать съемки этого фильма или, наоборот, мешают?

Джаник Файзиев:Этому сценарию, наверное, лет шесть. Судьба у этого проекта длинная, мы подробно занимались его производством. Фильм начинается с Синопского сражения. Пять или шесть лет мы собирали материал, писали сценарий. В итоге сценарий мы написали с Борисом Акуниным.

Когда мы подсчитали бюджет, он получился довольно большой, и стало понятно, что на такой огромный бюджет нам, естественно, не найти средств, никто нас не поддержит. Фонд кино не может столько денег одному проекту дать, потому что это гигантская сумма.

И когда начались эти события, честно скажу, я беспокоился, что кто-то вспомнит про этот сценарий и скажет, что время пришло. У нас не было политических мотивов, когда мы писали этот сценарий.

Но сейчас будет восприниматься…

Джаник Файзиев:Да, поэтому я и говорю, что с содроганием сердца ждал этого момента, что кто-то позвонит и скажет, что пришло время доказать, что Крым был всегда наш и так далее.

Я по-прежнему считаю, что Крым всегда был отчасти полит русской кровью, и не только русской, но и украинской кровью, но он был облюбован, обцелован, всегда оборонялся и был частью России, поэтому для меня в этом смысле никаких беспокойств нет. Но этот политический акцент…

Специального госзаказа или специальной государственной властной руки, которая говорит «это снимать», «это не снимать», я на себе не ощущаю. Не скажу, как говорится, за всю Одессу.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Источник: https://www.bfm.ru/news/276114

Ссылка на основную публикацию